Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: My Precious (список заголовков)
21:08 

My Precious
Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит. (с) Артур Шопенгауэр
(c) Андрей Ханжин

Я ненавижу ласки по утрам,
я ненавижу рано просыпаться
и мацать грудь назойливой ля фам,
пусть даже этой фаме девятнадцать...

Я ненавижу молодость в себе,
когда под шкурой мрачного урода
из летаргии ржёт ребенок-дед,
чудной мудак, любви проживший годы.

Я ненавижу песни ни о чём,
я ненавижу фильмы с хэппи-эндом
и этих, с караваем-калачом,
и тех, которым нужен референдум.

Я ненавижу теток из ГэДэ,
у них зады, я думаю, прыщавы.
Я с детства ненавижу каратэ
и аккуратных мальчиков курчавых.

Я ненавижу марочный портвейн,
шампанское и кофе с алкоголём.
Я ненавижу цирк и всех зверей,
что потешают, мучаясь в неволе.

Я ненавижу сельских мужиков
в кирзе и казематных телогрейках,
всезнающих доверчивых быков,
готовых удавиться за копейку

и на жидов жлобу свою снести.
Я ненавижу антиглобалистов,
я ненавижу все, чему цвести...
Атлетов, педерастов и расистов.

Я ненавижу негров и актрис,
из порно, что орут на черном хуе.
Я ненавижу конкурсы, где мисс
глазёнками кокетливо блядуют.

Я ненавижу гимна новый текст,
я ненавижу Аллу Пугачеву,
фригидных низкожопых поэтэсс
и футболиста Дмитрия Сычева.

Я ненавижу двадцать первый век,
детей, которым в нем дано родиться.
Ещё я ненавижу первый снег,
гостей и сервелат на постной пицце.

Я ненавижу все, что без меня
кайфует, устремляется, хохочет...
Я ненавижу тех, в ком нет огня.
Обложки книг, проклеенные скотчем.

Писателей, поэтов. Мандельштам
противен мне не меньше, чем Есенин.
Я ненавижу спорт и бубль-гам,
и веру в послесмертное спасенье.

И мацать грудь невыебанной фря,
и партию Единую Россию.
Я ненавижу, кратко говоря,
все то, о чем меня бы ни спросили.
 

22:57 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

My Precious
Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит. (с) Артур Шопенгауэр
(с) не моё

Спит убитая лисичка,
Спит задушенная птичка,
Обезглавленный хомяк
Посмотри, как он обмяк!
Утонув в зловонной жиже,
Спят в аквариуме мыши.
И на высохшем полу
Рыбки кучкой спят в углу.
Спят в пробирке эмбрионы,
Спят в музеях фараоны,
И в уютном мавзолее
Ленин спит, блаженно млея.
Сторож спит с ножом в спине,
Спят пожарники в огне,
И, придавленный бревном,
Спит строитель мертвым сном.
Ошибившись только раз,
Спят саперы в этот час.
Парашют с собой не взяв,
Спит десантник на камнях.
Газ забыв закрыть, соседи
Спят вповалку на паркете.
В паутине дремлют мушки…
Спи, а то прибью подушкой!

00:40 

My Precious
Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит. (с) Артур Шопенгауэр
Какая, в жопу, граждане, весна?
Какая, нахер, музыка капели?
И птичей сволочи приветливые трели...
Проснуться ото сна...

Цветы не тянет женщинам дарить,
Ведь среди них по большей части суки,
Все чаще тянет с беспросветной скуки
Кому-нибудь в *бальник зарядить.

И с грустью вспоминаешь времена,
Трусы полаткой дыбились бывало,
И женщины одной казалось мало,
Теперь уже с одной не сделать нихрена!

Вот так вот и живешь за годом год,
Толь человек, толь его подобие,
И свечи ставить толи в изголовье,
А толь туда, где свет не достаёт...

(с) не мое
 

14:09 

My Precious
Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит. (с) Артур Шопенгауэр
(с) не мое

Те же, там же и также, тоже...
Под собою страны не чуя,
Наблюдая все эти рожи,

Одного лишь теперь хочу я...

Не мечтаю уже о лете,
Не хочу ни в купцы, ни в князи –
Я хочу одного на свете:

Я хочу, чтоб вы сдохли, мрази!

Все, что до тошноты знакомы,
Все, что лезут в глаза и уши –
От верховного прыщегнома,

До последней домашней хрюши,

От грынджольной массовки снизу
До верхушки в оранжевых рясах,
От майданного жополиза,

До эстрадного жопотряса.

Я хочу увидеть их в морге,
Чтоб прозектор кромсал их тушки –
От помойки в "Свободе слова"

До сосательной журнашлюшки.

От потешных зиц-атаманов
До героев мяча и мата,
От вождя галичанских баранов

До объедка из дипломатов.

От рубителей прежней щепки
До строгателей новой стружки,
От бандеровской синей кепки,

До звонящей в эфир старушки.

Наступает он, зрим и четок –
Край, когда одного лишь надо:
Не зарплат, не жратвы, не шмоток,

А того, чтоб вы сдохли, гады!

Вместе с вашей холуйской спесью,
Вместе с вашей вселенской ложью,
Вместе с вашей блевотной лестью,

Вместе с вашей хоружевской вошью.

Не ослепли мы, не оглохли,
Сколь не бейтесь в пиар-угаре –
Мы ответим вам: чтоб вы сдохли!
Чтоб вы все передохли, твари!

Убить всех людей

главная